02.10.2018 Автор: AUA Group

Как спасают попавшее на обложку The New York Times алматинское озеро

Карасуское озеро Алматы получило известность благодаря публикации в газете The New York Times. К сожалению, оно находится в запустении, и в 2016 году Сергей Васильев, который помнит его еще ребенком, решил, что так больше продолжаться не может. С того момента пусть не все, но кое-что благодаря проекту Сергея и его команды изменилось. О том, почему от этого «островка» живой природы зависит качество воздуха в Алматы и даже безопасность жителей он рассказал в интервью AUA Group.

- Расскажите, пожалуйста, как появилась идея вернуть озеру прежнее состояние?

- В 2013 году я уехал учиться в Англию в университет Бирмингема. Там я изучал экономику природных ресурсов и окружающей среды. Эта профессия была близка мне по моему основному месту работу – в то время я работал в Samruk-Kazyna Invest, мы занимались «зеленой» экономикой. В Бирмингеме я увидел озеро в два раза меньше нашего Карасуского озера. Но оно было очень хорошо благоустроено. И это было не заслугой городских властей, а результатом заботы и трудов местных жителей, которые жили рядом с ним. Они разводили там уток, гусей, сделали небольшую парковую зону. Когда я вернулся  в Алматы в 2016 году, то увидел, что наше озеро находится в плачевном состоянии: вокруг застроено частными домами, много мусора по берегам. Но при этом газета The New York Times опубликовала рейтинг различных стран, которые стоит посетить и Казахстан в этом рейтинге был на 26-ом месте, а в качестве эмблемы Казахстана поставили фото Карасуйского озера и храма рядом  с ним. Тогда я решил, что нужно восстановить озеро, чтобы было не стыдно перед людьми, которые приедут на него посмотреть.

Сергей Васильев
Руководитель проекта

Уровень воды в озере был выше потому, что в него впадали две небольшие речки, которые его питали. Но когда началась массовая жилая застройка в микрорайоне, их засыпали. Родники остались единственным источником подпитки озера. Но дело в том, что когда уровень воды высокий, в озере водится больше рыбы. Она в свою очередь съедает камыш, тину и благодаря этому вода становится чище. На мелководье у нас водились раки, а они обитают только в чистой воде. Прилетали утки, водились ондатры. Это озеро было по площади крупнее, чем сейчас и полноводнее. Оно было даже чище и приятнее, чем Первомайские пруды. Кроме того, вокруг озера была парковая зона, на том месте, где сейчас построены частные дома. Стояли небольшие спортивные площадки.

До сих пор в озере водятся ондатры, прилетают несколько видов уток, озерные чайки, насчитали 10 видов рыб. Говорят, до сих пор есть раки, а еще черепахи. Несмотря на то, что озеро в не очень хорошем состоянии, в нем растут кувшинки. Я рассматриваю это озеро, как природный памятник. Оно – живой уголок среди городской суеты.

- В чем ценность озера для города с точки зрения экологии?

– Будучи маленьким экологическим объектом, оно приносит пользу всему городу. Когда  озеро чистое и полноводное, то считается легкими города наряду с рощей Баума, потому что позволяет потокам воздух с гор успешно двигаться через город. Воздух охлаждается и быстрее движется вниз.

В Алматы некоторые районы города затапливает в период дождей, или когда реки выходят из берегов, потому что нарушены экологические системы водоотведения. Например, в горах выпал снег, а когда он начинает таять, то видимая часть талых вод начинает уходить через реки. Но большая часть воды уходит под землю под город и начинает выходить на поверхность в его нижней части, начиная с улицы Рыскулова. И озера, которые находятся рядом с аэропортом, в микрорайоне Карасу, а так же Первомайские пруды являются отдушиной, через которую должна выходить вода. При этом она фильтруется и выходит в эти озера в виде родников. Если озеро будет чистым, то воде легче в него поступать. Тогда  подтоплений в городе будет меньше.

Наше озеро и храм уже стали одним из туристических объектов города, а это вклад в реализацию программы децентрализации города, когда активность не только в центре города, но и на окраине.

- Когда вы запустили свой проект?

- В декабре 2016 года триггером того, что необходимо что-то делать, для нас стало то самое фото в The New York Times, о котором я упомянул в начале нашего разговора. Тогда я пришел в свою родную школу и провел тестирование среди детей, чтобы проанализировать, где дети нашего микрорайона проводят свое время, что они думают об озере, как они к нему относятся. В феврале 2017 года я узнал о том, что Фонд Сорос-Казахстан проводит конкурс социальных проектов и подал заявку на участие. Наш проект восстановления и благоустройства озера оказался в числе шести победителей.

Проект заявлялся на грант в 3,5 млн тенге. В апреле 2018 года мы выиграли еще один конкурс теперь уже от British Council, где грант составил 5 тысяч евро. На деньги Сороса мы заказали исследование у специализированных гидрогеологов. Они дали нам заключение о том, как формируется это озеро, откуда в нем берется вода. Второе – мы сделали проект благоустройства озера.

У нас есть эскизные и рабочие проекты того, как вернуть озеру жизнь и как создать рядом с ним парковую зону. А для этого пришлось оплатить услуги архитекторов. Мы планировали передать все эти материалы городскому акимату, но там сказали, что сами будут разрабатывать план, а наши разработки возьмут в качестве основы.

Крупную часть денег мы потратили на мероприятия. Как говорится, один в поле не воин и нужно было вовлекать больше людей в этот проект. Мы проводили рыболовные турниры, детские мероприятия: экологический квест, праздники ко Дню защиты детей, Дню знаний. И большая часть затрат, которые мы понесли, пришлась на возведение амфитеатра. В начале 2017 года один из берегов озера стала превращаться в свалку, мы наняли экскаватор и вывезли весь скопившийся мусор, затем выровняли площадку и построили на ней амфитеатр площадью 140 кв.м, где и проводим наши мероприятия.

У нас была цель создать экологическое сообщество, когда группа людей собирается вместе и осуществляет связанные с озером задачи. Но, к сожалению, в наших реалиях люди не хотят собираться вместе и заниматься долгосрочными проектами. Сейчас в нашей команде порядка 20 человек. Я являюсь координатором проекта, имею четкое понимание цели и как ее можно достичь. Есть 4-5 человек, которые за 3-4 дня могут собрать необходимые для проекта подписи с жителей. Есть 2-3 человека, которые хорошо организовывают те же рыболовные турниры, детские праздники. Есть хорошие хозяйственники с золотыми руками, которые за несколько часов отремонтируют амфитеатр.

 

- Какие работы нужно еще провести с самим озером и сколько это будет стоить?

- Чтобы спасти озеро, нужно провести серьезные работы и кроме государства никто этого не сделает. Например, перенести дорогу, которая пролегает вдоль озера. Она проходит по плотине и проезжающие машины эту плотину разрушают. А плотина, во-первых, не позволяет поднять уровень воды. Во-вторых, она постоянно осыпается и загрязняет озеро. Нужно чистить родники, а это трудоемкий процесс.

Когда к нам приезжала комиссия из городского акимата, мы им все рассказали, показали планы, исследования. Они нам посоветовали написать заявку в районный акимат и приложить подписи местных жителей. На основании этой заявки они смогут заложить в бюджет следующего года проведение работ. Сложно сказать, сколько все это будет стоить. Ориентировочно расходы могут составить 500-700 млн тенге.

Сейчас, к сожалению, акимат Алатауского района, к которому относится микрорайон Карасу, не оказывает никакой помощи в работе с озером. При чем мы их практически не просили о помощи. Единственное, когда люди, живущие рядом с озером, стали сбрасывать в него мусор, мы обратились к районному акимату с просьбой поговорить с этими людьми, потому что по экологическому кодексу они обязаны содержать эту территорию в чистоте. Нас проигнорировали.

Более того, были случаи, когда отдельные сотрудники акимата приезжали и пытались остановить наши экскаваторные работы на озере, потому что, якобы, мы не имеем права этого делать, хотя мы выгребали незаконно сброшенный в озеро грунт и мусор. Я не знаю, чем они при этом руководствовались, но уезжали только после того, как мы показывали разрешение акима района на проведение работ. Одно дело, когда нам не помогают, но при этом и не мешают, и совсем другое, когда целенаправленно препятствуют проекту. А вот с городским акиматом у нас хорошие отношения.

- Чем помогает проекту городской акимат?

- Поскольку озеро – это государственная собственность и водоохранная полоса, то для того чтобы проводить работы, нужно иметь соответствующие разрешения.

И акимат города нам ни в чем не отказывал. Это первое. Второе – когда мы видели самозахват участков рядом с озером, то обратились в горакимат, и он наказывал нарушителей закона. Мы встречались так же с руководством Управления автомобильных дорог, и по нашему запросу они установили дорожные знаки, которые регулируют движение на плотине.

- Вы пробовали искать спонсоров для вашего проекта среди частных лиц и коммерческих компаний?

- Мы пробовали. В микрорайоне есть малый бизнес, который нас поддерживает: дает электричество для проведения мероприятий, мешки и перчатки для сбора мусора по берегам озера. Выходили на компании в области ритейла, но большинство из них предпочитает поддерживать детские, спортивные площадки, потому что там можно разместить свою рекламу. Но есть компании, которым тяжело ассоциировать себя со здоровым образом жизни или с детьми: табачные предприятия, пивоваренные компании, заправки. Для них тема поддержания экологии – единственная сфера, где можно представлять себя аудитории. Одну пивоваренную компанию мы так привлекли в качестве спонсора рыболовного турнира. Кстати, рыболовные турниры – это одна из форм субботника. Люди приходят состязаться в ловле рыбы, но взамен должны собрать мусор вокруг в мешки. Еще одно условие – пойманную нехищную рыбу нужно выпустить обратно в озеро. И вот для такого турнира компания предоставила свои напитки. Сейчас ждем, когда городской акимат заложит благоустройство озера в свой бюджет и уже после этого можно адресно выходить на компании.

Мы также проводили переговоры с рекламной компанией, являющейся представителем Ferrero Group, предложили проспонсировать строительство амфитеатра и оформить его в стиле конфет «Раффаэлло»: повесить красные цветочки на белом фоне. Объяснили, что там можно было бы проводить свадебные фотосессии на фоне бренда «Раффаэлло», озера и храма. Люди ведь потом эти фотографии публикуют в социальных сетях, а это уже реклама. Но нам так и не дали никакого ответа на предложение. Зато компания OBI, которая построила крупный строительный магазин, сама предложила нам сертификат на крупную сумму для покупки стройматериалов у них.

- Эффективно ли сотрудничество с государством по экологическим инициативам?

- У меня есть опыт работы в квазигосударственной компании, поэтому я знаю не понаслышке, сколько согласований требуется при распределении государственных денег. И сам бы я предпочел не связываться с ними. Кроме того, на мой взгляд, международные НПО принимают решения по финансированию каких-то проектов объективнее, чем в Казахстане. Они оценивают проработанность проекта, является ли он социальным, какой эффект от него будет.

Однако, задумываясь об устойчивости, мы хотели передать озеро в доверительное управление жителям микрорайона. Озеро – это живой организм и за ним нужно ухаживать. Упал уровень воды, нужно побеспокоиться о том, чтобы его поддержать. Зимой нужно сверлить дыры в толстой корке льда, чтобы рыба не задохнулась. Кто-то должен следить за этим «хозяйством» на регулярной основе. В июне 2017 года мы создали общественный фонд «Экологический фонд развития Алматы». Учредителями и попечителями фонда стали жители Карасу, фонд планировал взять Карасуское озеро в доверительное управление и силами волонтеров будет за ним следить.

Такое право решает много проблем. Оно позволяет проводить мероприятия по благоустройству и улучшению без специального разрешения. Можно останавливать незаконный отлов рыбы, пресекать выброс мусора в озеро и на его берегах. А еще это гарантия того, что завтра внезапно кто-нибудь не придет и не заявит о своих правах на озеро, сделав его коммерческим проектом с платной рыбалкой или катанием на лодке за деньги. У нас такого не будет: общественная организация не имеет права зарабатывать на этом проекте.

Но акимат города, правда пока неофициально, заявил, что сам готов полностью заниматься этим проектом. И уже после того, как горакимат организует парковую зону вблизи озера, акимат Алатауского района будет обязан поддерживать порядок, потому что ему будут выделять на это деньги. Вот, наверное, так все и будет развиваться.

- Изменилось ли поведение жителей за время работы проекта?

- В микрорайоне Карасу по нашим оценкам живет 15-20 тысяч человек. Людей, с которыми мы контактируем, которые знают о нашей работе, примерно треть от этого числа. То есть я не могу оценивать поведение всех жителей, но вижу что людей, которые раньше вообще не задумывались о том, что это озеро может приносить какую-то пользу, а теперь поняли, что туда можно приводить своих детей, чтобы они посмотрели на уток, ондатр, стало больше. Кроме того, мы создали диалоговую площадку – чат в WatsApp для 130 человек, где люди могут общаться, обмениваться новостями об озере, обсуждать идеи.

Но если говорить откровенно, то самая тяжелая часть нашей работы – работа с людьми. Когда в 2017 году мы начинали проект, жители микрорайона нас упрекали в том, что мы бестолку топчемся вкруг этого озера. Потом в течение года мы разобрались, что и как делать, вычистили берег, установили амфитеатр, тем не менее некоторые до сих пор не изменили свою точку зрения. Это менталитет.  

- Изменилась ли среда вокруг озера? Каким образом это замерить?  

- Экология требует оценок в долгосрочной перспективе. Мы договорились с Павлом Александровым, руководителем сети AirKaz, который устанавливает пылемеры по Алматы, установить такой же датчик в нашем микрорайоне, теперь можно будет оценить изменения в качестве воздуха по одному из параметров. Через несколько лет мы сможем ответить на этот вопрос в цифрах.

Поделитесь статьей

Подпишитесь на нашу рассылку

Вы успешно подписались!

Мы отправим вам интересные материалы в ближайшее время.

Рекомендуемые статьи

Популярное

Данная публикация была выпущена в рамках проекта при финансовой/экспертной поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения авторов и не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.

Партнеры проекта
© Common Sense, AUA group, 2016
Все права защищены
Пользовательское соглашение